Про министра обороны

Все о политике и политиках. Законы и общество в России.
Аватара пользователя
ZAMOTAI_shtanga
Чугиниевый бампер '08
Сообщения: 5596
Зарегистрирован: Пн янв 24, 2005 9:51 pm
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 3 раза

Про министра обороны

Непрочитанное сообщение ZAMOTAI_shtanga » Ср фев 22, 2017 11:05 pm

INTERFAX.RU - Правительство РФ выдвинуло в совет директоров ПАО "Объединенная авиастроительная корпорация" (ОАК) 9 кандидатов, включая индустриального директора авиакомплекса "Ростеха", экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, следует из распоряжения, опубликованного на сайте кабмина в среду.

Еще девять кандидатов, предложенных правительством, входят в действующий совет, среди них заместитель министра экономического развития Евгений Елин, советник президента ОАК по науке и технологиям Борис Алешин, заместитель министра обороны Юрий Борисов, заместитель министра финансов Андрей Иванов, министр промышленности и торговли Денис Мантуров, заместитель министра транспорта Валерий Окулов, президент ОАК Юрий Слюсарь и первый заместитель председателя коллегии Военно-промышленной комиссии Иван Харченко.

В списке также фигурирует президент УК "Финансовые активы", экс-глава "Связьинвеста" Евгений Юрченко, который сейчас входит в совет, но избирался в него не по правительственному списку. Его и председателя совета директоров АО "ВТБ Капитал Управление активами" Владимира Потапова правительство выдвинуло в качестве независимых директоров.

Также в совете корпорации сейчас присутствуют генеральный директор "Ростеха" Сергей Чемезов и глава ВЭБа Сергей Горьков - в утверждённом распоряжением перечне их нет.

В конце января газета "Коммерсантъ" сообщала, что Анатолий Сердюков может стать заместителем генерального директора госкорпорации "Ростех".

Около месяца назад президент Владимир Путин сменил руководство Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС). Прежний глава ФСВТС Александр Фомин назначен заместителем министра обороны. Новым руководителем ФСВТС стал заместитель главы "Ростеха" Дмитрий Шугаев.

"Одним из кандидатов на вакантный пост (заместителя главы "Ростеха" - ИФ) является индустриальный директор авиационного кластера госкорпорации, экс-министр обороны РФ Анатолий Сердюков", - сообщил "Коммерсантъ", ссылаясь на нескольких высокопоставленных источников в правительстве и топ-менеджеров оборонных предприятий.

Кроме того, как сообщалось, Сердюков может сменить главу "Ростеха" Сергея Чемезова в совете директоров Объединенной авиастроительной корпорации. "Имя Анатолия Сердюкова есть в списке кандидатов от РФ в совет ОАК, внесенном в январе Минэкономики в правительство", - сообщил "Коммерсантъ".
Умом Россию не понять,понять нас ж*пой тоже сложно,нас можно только нае*ать,но победить нас невозможно(с)

Кысь
Новичок
Новичок
Сообщения: 6
Зарегистрирован: Вс мар 05, 2017 1:48 pm

Про министра обороны

Непрочитанное сообщение Кысь » Вс мар 05, 2017 11:38 pm

Вот же бывают непотопляемые личности. А говорят еще незаменимых нет. А вот тут прочитала что у нас коррупция снизилась. Компания EY представила ежегодное исследование уровня коррупции в бизнес-среде. Россия значительно улучшила свои показатели: за прошедший год количество респондентов, назвавших взятки распространенным явлением в бизнесе, снизилось почти на треть. Согласно результатам опроса, если в прошлом году 48% российских респондентов сообщали о том, что считают коррупцию в корпоративном секторе широко распространенным явлением, то в этом году такое мнение высказали только 34%. Это на 5 п.п. ниже общемирового показателя и на одинаковом уровне с США.Источник: http://www.alpari.ru/ru/analytics/revie ... _22042016/

Аватара пользователя
$tamper
Злыдень года '08
Сообщения: 9742
Зарегистрирован: Сб сен 25, 2004 8:21 pm
Благодарил (а): 18 раз
Поблагодарили: 11 раз

Про министра обороны

Непрочитанное сообщение $tamper » Ср июн 21, 2017 9:53 am

Интересно и познавательно, однако....

Он нам не "Серега", или кто разваливает Минобороны?
Автор: Александр Игнатьев, 2017-06-21 08:43:37

Череда коррупционных скандалов захлестнула оборонное ведомство. Воруют все: от денег на баллистические ракеты до военных пайков. Подозрения падают и на Сергея Шойгу.
Казалось бы, после того, как хорошо смотрящийся в военной форме Сергей Кужугетович Шойгу возглавил Минобороны, офицеры вздохнули спокойно. Но многие "прислужники" бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова не только остались, но и получили повышение.
К самому Шойгу тоже начали возникать вопросы. Например, федеральный министр пролоббировал инициативу, по которой без конкурса (!) отслужившая военная техника (танки, самолеты и др.) отойдет частным компаниям - ООО НЭО и "Транслом". Первая связана с "Ростехом", где сейчас работает Анатолий Сердюков, вторая, как считается, с миллиардерами Борисом и Аркадием Ротенбергами.
Отметим, что военная техника — это не только прибыльный металлолом, но и вызывающая интересы у иностранных спецслужб продукция. Самое важное, что ломом военные считают и "экологически опасные материалы". Что конкретно – ракеты для ядерных боеголовок или химоружие, не ясно. Но возникает вопрос: не отдаст ли частная компания этот "металлолом" заинтересованным лицам? Второй вопрос в том, что экологически-опасные материалы могут оказаться на заводах Ротенбергов.
Выбивал одобрение на бесконкурсную основу Шойгу лично перед Путиным.
Итак, "Транслом" на бумаге является собственностью помощника вышедшего в отставку министра транспорта Игоря Левитина - Алексея Золоторева. Но ряд экспертов говорят, что компанию контролируют Ротенберги, которые могут выполнять часть заказов через ООО НСК, занимающееся обработкой металлов всех видов.
Подчеркнем, "Транслом" смог заполучить в прошлом году контракт с РЖД на утилизацию вагонов, заработав на этом за год 15,5 млрд рублей. Как говорится, "связи решают все".
Другая контора – НЭО, принадлежащая "Ростеху", вообще почти никому не известный игрок на рынке. Она запомнилась конкурентам, когда проиграла в 2014 году конкурс на утилизацию драгметаллов арсенала ВМФ, предложив 250 млн рублей вместо 300 млн рублей, которые заплатили конкуренты. Но вскоре "дочка" "Ростеха" смогла аннулировать сделку! Как - одному Чемезову известно…
Как говорят участники процесса, недоволен был сам Шойгу и его зам Тимур Иванов. Господин Иванов, по слухам, одно из самых "ярких пятен" на "штанах" Минобороны. Чиновник с пухленькими щечками попал в объективы фотокамер в 2016 году, когда отмечал 45-летний юбилей жены. Именно тогда стало понятно, что живет Иванов не по средствам.
Жена Иванова, поговаривают в коридорах военного ведомства, обожает яхты, сверхдорогие заграничные курорты и вообще все блестящее. Праздник был организован в "Императорском яхт-клубе". Когда-то блистательное место теперь собрало сомнительных чиновников и их жен, обвешанных бриллиантами. Развлекали новую элиту Валерий Меладзе, Вячеслав Бутусов и другие звезды, которые берут за вечер 10-20 тысяч долларов.
Ну, казалось бы, трудные времена, не все офицеры имеют жилье – нельзя такого человека брать своим замом. Но Сергей Кужугетович захотел, и Иванов стал к нему ближе. Надо сказать, что был "под крылышком" у Шойгу Иванов и раньше. В 2013-2016 годах он курировал АО "Оборонстрой" и "Главное управление обустройства войск" (ГУОВ).
Если судить по формуле "скажи мне кто твой друг, и я скажу, кто ты", Тимуру Вадимовичу не стоит доверять. Так, хороший приятель Иванова - экс-глава ГУОВ Владимир Абраменко в конце 2015 года получил три года тюрьмы. Абраменко "неправомерно реализовал сторонней организации земельный участок площадью более 22 тыс. кв. м и находящиеся на нем три объекта недвижимости по заниженной стоимости". Бюджет потерял 114 млн рублей. Скрыть это не удалось, а если бы попытались Абраменко отмазать, могли бы возникнуть вопросы и к другим служащим…
Что такое вообще этот ГУОВ? Название советское, скажем так, "попахивает". Так вот, эта четырехбуквенная контора берет контракты у Минобороны, а потом их отдает субподрядчикам, оставляя себе часть прибыли. Например, после проверки аудиторов стало известно, что 93% работ ГУОВ отдал субподрядчикам – сумма контрактов астрономическая, 10,7 млрд рублей! Фактически обыкновенная посредническая схема.
ГУОВ входит в ОАО "Оборонстрой" и находился под контролем Тимура Вадимовича! Мог он не знать о 93%? Вряд ли.
Под чутким руководством ивановского "Оборонстроя" была контора с удивительным названием "Ремонтно-эксплуатационное управление" или сокращенно РЭУ. Родилось слово их трех заглавных букв после ликвидации ФГУП "Ремонтно-эксплуатационное управление Министерства обороны Российской Федерации". РЭУ - монополист поставок тепловой энергии для нужд Министерства обороны России и его организаций. Когда есть монополия, можно любые суммы вписывать.
Вот, например, в 2014 году СКР завел аж два дела "о крупном мошенничестве", и пришлось задавать неудобные вопросы. Дело в том, что под "предлогом дорогой логистики в 2012 году ООО "Трансстройинжиниринг" завышало цену на уголь для нужд Минобороны в десятки раз, а бывшее руководство ОАО "РЭУ" оплачивало эти контракты, из-за чего бюджет потерял более 400 млн рублей". По сути, в десятки раз завышалась цена и высасывались бюджетные деньги. У нас в стране урезают финансирование на медицину, образование, чтобы дать деньги военным, а их воруют! Вот она, честь офицерская! Так не всегда было, но при Сердюкове и Шойгу это входит в норму.
Но мы отвлеклись. Честь честью, а закон есть. Есть, только не всегда применяется. Поэтому Иванов пошел на повышение. Мы говорили, что Иванов всегда был под "крылышком" Шойгу? Да, например, он был замом губернатора Подмосковья при Сергее Кужугетовиче.
Уже тогда Тимур Вадимович понравился Шойгу. Например, Иванов просто взял и продал принадлежащий региону "Мособлгаз" компании МОЭСК – учрежденной при 100-процентном участии областных властей ОАО "Московская областная энергосетевая компания". Для чего? А как же, с ГУОВом на посредничестве можно денежек заработать!
Но все же больше всего сделал дел Иванов в "Оборонстрое". Одно из них заключается "в заключении договоров на поставку БТЗВС (передвижная зарядно-выпрямительная станция) по завышенной цене с ЗАО "Электротехаппарат-СПб". Цена была завышена на 100 млн рублей.
Но самое интересное, это история с теми самыми 100 млн рублей. Ведь ЗАО "Электротехаппарат-СПб", как сообщают осведомленные лица, связано с холдингом "Союз", который принадлежит люксембургскому офшору Souz Holding SA (Luxembourg, Rue Jean L'Aveugle 166 Rue Guaillaume Schneider). Как хорошо… живется, наверное, в Великом герцогстве Люксембург, и никакие российские силовики не интересуются деньгами!
Вероятно, Тимур Вадимович понял, что "можно". Кроме всех этим странных сделок, были и официально-сомнительные. Например, покупка за счет "Оборонстроя" Toyota Land Cruiser 200. Надо же Иванова возить на хороший машине, не правда ли?
"Оборонстрой" при Иванове продолжал делать свое дело, например, захотел допэмиссию своих акций на 60 млрд рублей. Купили ценные бумаги "нынешние акционеры — Минобороны и АО "Гарнизон" — бывший "Оборонсервис". Тот самый знаменитый "Оборонсервис"! Вопрос только в том, для чего нужны дополнительные акции "Оборонстроя" "Гарнизону" и самому Минобороны, если контора и так принадлежит ведомству? Опять посредничество?
Кстати, у Тимура Вадимовича кроме севшего тюрьму Абраменко есть и другие хорошие знакомые. Например, Александр Горшколепов и Даниил Суханов, которые входят в состав совета директоров ОАО "Промышленно-эксплуатационное управление" вместе с Глебом Капустниковым, которого назначил лично Сергей Кужугетович! Также входил в совет Сергей Дробыш, муж сестры Александра Горшколепова.
Только отметим, что господин Дробыш является подсудимым по "делу Горшколепова" и обвиняется в получении взяток.
Это "ПЭУ" подконтрольно "Оборонстрою", и без своего "предполагаемого покровителя" (Иванова) Дробыш "не мог принимать ни одно из тех решений, за которые получал взятки". "Через структуру Сергея Дробыша Тимуром Ивановым выводились значительные средства из государственного бюджета. ОАО "ПЭУ" за 2012-2014 годы оформило государственных заказов по мебельным закупкам на сумму более 1,8 млрд рублей".
Господин Дробыш, надо сказать, еще подписал контракт "на поставку мебели и инвентаря для Военной академии связи им. С.М. Буденного в Санкт-Петербурге". Финансы академия дала огромные - 500 000 млн рублей. Обязательство по контракту взяло на себя "Главное управление обустройства войск" нашего офицера Иванова. Ну, деньги были похищены.
Можно добавить пару слов и про Даниила Суханова, он заместитель директора Департамента имущественных отношений Министерства обороны. Его изюминка - это недвижимость в стране-члене НАТО Испании. В этом прекрасном королевстве есть у служащего Минобороны вид на жительство! (посмотреть картинку можно по ссылке).
Кирилл Журавлев, лично знавший Суханова, говорил, что служащий "занимался взиманием крупных долгов, мог "вывезти" человека в лес и, как он говорил, "закопать". Более того, Журавлев сообщал о том, что Суханов "в середине 90-х работал с чеченскими боевиками"! Если это действительно так, то лучше верните Сердюкова!
Из недавнего, если сказать поэтически, в 2012 году, когда Суханов возглавлял ГУ "Бюро экономического анализа экологических проектов" Москвы, его подозревали в воровстве 204,7 млн рублей!
Тогда-то Суханов решил уединиться на своей испанской вилле. Но после того, как "патрон" Суханова Дмитрий Куракин по протекции Шойгу возглавил Департамент имущественных отношений Минобороны, Суханов вернулся в Россию и стал его замом! Нет, не кажется ли вам, что Евгения Васильева с Сердюковым - меньшее зло?
Суханов, надо сказать, в 2015 году давал показания по делу – о махинации с вырубкой лесного массива в подмосковном Монино в 2013 году. Тогда под чутким руководством Суханова был заключен контракт на вырубку леса в санитарных целях. Проблема в том, что вырубили не только необходимый участок, но и соседний! Участок потом облагородили за счет Минобороны, и Суханов передал его местным властям, как говорят борцы с коррупцией, для дальнейшей перепродажи! Был откат или не был, никто не знает. Но, похоже, что был, не так ли?
Говоря о сомнительных назначениях, стоит упомянуть, что в 2015 году стало известно - глава холдинга "Красная Звезда" Владислав Федотов дал деньги в размере трех миллионов рублей за назначение. Не под запись некоторые офицеры говорят, что деньги можно обнаружить у Иванова. Но эта версия требует проверки.

"Грязные танцы" Иванова

Чуть выше мы уже писали, что у Иванова в "наличие" прекрасная дама, которая любит красивый образ жизни. Зовут "избранницу" Светлана Захарова. Надо сказать, что раньше ее звали Маниович и была она женой бизнесмена Михаила Маниовича. Он, по слухам, благодаря ей лишился своей компании ООО "Престиж".
Как рассказывал Маниович, Тимур Иванов и Светлана не просто любовники, они заговорщики, которые "должны были организовать автомобильную катастрофу, в результате которой он (Маниович) обязательно должен был погибнуть". (страницу со статьей "Комсомольской правды" удалили, но осталась перепечатка) После того, как бизнесмен узнал про это, он просто решил отдать "Престиж".
Поговаривают, что решить вопрос с Маниовичем-мужем должен был ныне покойный Антон Малевский, руководитель некогда известной измайлово-гольяновской ОПГ!

Сердюков 2.0?

Такой популярный в народе министр как Шойгу, берет к себе "ивановых", "сухановых" и прочих странных людей. Почему? Может, он сам замешан в некоторых делах? Кроме ситуации с "Ростехом" надо сказать, что Шойгу специально создал монополиста по оказанию услуг ЖКХ для военных городков, чтобы отдавать контракты без конкурса: "Инициатором наделения ГУ ЖКХ статусом единственного поставщика выступил также господин Шойгу, направивший 31 марта соответствующее предложение Владимиру Путину.
В специальном письме для Владимира Владимировича под номером N205/1226 Сергей Кужугетович сообщает, что целью создания новой структуры является "объединение функций энерго- и ресурсоснабжения, обслуживания казарменно-жилищного фонда". Вот так, опять монополист…
Ну, может, и не плохо, что монополист? Как тогда объяснить то, что при Шойгу друзья его семьи получили миллиардный контракт на поставку рыбы в армию? Что за друзья? Есть такая компания "Русское море", которая переименовалась в "Русскую аквакультуру". Компания принадлежит Максиму Воробьеву (брат нынешнего подмосковного губернатора). Оба "брата-акробата" являются сыновьями сенатора Юрия Воробьева, который считается самым близким другом Шойгу. Да они даже живут рядом. Точнее, их рублевские виллы раскинулись по соседству.
Да, у Шойгу на Рублевке есть настоящий замок в японском стиле. Сергей Кужугетович из далекой республики Тувы и любит традиционную восточную архитектуру. "Японский замок" Шойгу стоит свыше 1 млрд рублей! "Роскошный дом записан на сестру жены Шойгу", - пишут борцы с коррупцией из ФБК Алексея Навального.
Только вот "согласно официальной декларации о доходах Сергея Шойгу, с 2010 по 2012 год (когда был куплен особняк) бюджет семьи Шойгу составлял 173 млн рублей". Тут возникает вопрос – откуда деньги!!? После того, как вопрос задали, Росреестр стер информацию о дворце министра Шойгу!
Всплыла и еще одна покупка – супруга Шойгу купила в 2012 году квартиру 217,6 квадратных метров в элитном жилом комплексе "Воробьевы горы". Стоимость жилплощади 200 млн рублей! Сергей Кужугетович, ну откуда же у вас такие средства?
На этот законный вопрос - молчание и даже замалчивание… Когда начальство себе такое позволяет, что происходит с подчиненными? Воруют на мебели в Генштабе, воруют деньги для хранилища баллистических ракет, воруют даже пайки для офицеров! Такого не было даже при Анатолии Сердюкове, а при Шойгу - есть. Может, Кремлю стоит подумать о том, что армией должен управлять кадровый военный. Разве не осталось в стране порядочных офицеров, которые не будут плодить коррупцию в Минобороны?

http://www.moscow-post.su/politics/on_n ... rony25013/
"Дебилы,бл#дь...." (С) Сергей Лавров

"Чтобы лучше жить, надо больше и лучше работать!" (Л.И.Брежнев)
"Разруха не в клозетах, а в головах!" (С) проф. Преображенский

Аватара пользователя
ZAMOTAI_shtanga
Чугиниевый бампер '08
Сообщения: 5596
Зарегистрирован: Пн янв 24, 2005 9:51 pm
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 3 раза

Про министра обороны

Непрочитанное сообщение ZAMOTAI_shtanga » Ср май 30, 2018 9:47 pm

Экс-министр обороны Анатолий Сердюков дал Леониду Млечину первое интервью после ухода с должности - https://www.kommersant.ru/doc/3635559#comments


Десять лет назад началась реформа, которая изменила вооруженные силы страны. А первый министр обороны, который привел армию в соответствие с современными требованиями, Анатолий Сердюков, как это случается с реформаторами, добрых слов не услышал и лишился должности. К разговорам о былом Анатолий Эдуардович не склонен. Это единственное интервью, которое дал Сердюков после ухода из министерства. Беседовал с ним Леонид Млечин

— Когда я в феврале 2007 года вошел в кабинет президента, там был Сергей Борисович Иванов, на тот момент министр обороны. Президент мне сказал: «Есть такое мнение, что вы должны занять пост министра обороны». Для меня это было… сказать, неожиданно,— это мало. Шок. Потому что я никакого отношения к армии не имел, кроме как служил срочную. Конечно, президент объяснил, с чем это связано,— с экономикой, с финансами. Вот этими проблемами должен заняться человек со стороны.

— Понятно, что когда президент поручает что-то делать, положено ответить: благодарю за доверие! Но не было страшно в первую ночь?

— Не в первую. А по мере погружения в те проблемы, которые стояли перед Министерством обороны. Часть вопросов — организационные, финансовые, правовые — были мне понятны. Что касается военных дел... Я сразу попросил Академию Генерального штаба организовать мне курсы. И восемь месяцев с 6 до 10–11 вечера изучал новую для меня науку. Каждый день. Потому что в любой момент может позвонить верховный главнокомандующий и спросить, скажем, о системе «Бук»: дальность, скорость, высота, технические параметры. Я должен ответить. Не скажешь же, дайте мне время, я посмотрю справочник. И еще я решил, что мне надо объехать все округа, все флоты, посетить все штабы армий, корпусов, дивизий, чтобы понять, какие проблемы необходимо решить немедленно. Несколько месяцев я ездил по стране. После этого и появились первые контуры реформы вооруженных сил.

— Что стало для вас главным?

— Две основные проблемы. Социальная — денежное довольствие и жилье для военнослужащих, а также школы и детские сады в военных городках, трудоустройство жен. И вторая: каким образом изменить отношение военнослужащих к службе? Проблемы взаимосвязанные: нельзя требовать от солдат и офицеров полноценной службы, не создав достойных условий жизни. Самыми сложными, как ни странно, оказались проблемы, связанные с содержанием колоссальной инфраструктуры и оплатой коммунальных услуг. Выходило, что требуется несколько сотен миллиардов рублей дополнительного финансирования. А таких денег нет. Все эти проблемы копились много-много лет. И с чего начинать, когда все надо решать сразу…

— И с чего начали?

— На содержании Министерства обороны было 340 всевозможных предприятий. Например, 27 совхозов, где директор совхоза полковник. Мы всех офицеров вернули в армию. Всю эту структуру приватизировали. Продали то, что возможно продать. То, что невозможно продать, передали обратно муниципалитету.

— Когда вы приезжали в войска, что вы видели в глазах офицеров: ну вот, сейчас и он будет нас учить жизни? Так примерно?

— Это я от всех выслушивал. А нужно было понять, чем в первую очередь заняться. Либо обустраивать военные городки, либо обеспечивать жильем. И мы поняли, что обе задачи придется решать одновременно. Многие офицеры говорили, в каком состоянии армия: техника не боеготова, солдат не хватает. Молодые офицеры уходят, не реализовав себя. Армия стареет. И единственное, чем можно их удержать,— это присвоение очередных званий и раздувание штатов. Собственно говоря, так и происходило.

— Настроения в армии, получается, были невеселые?

— Да, люди видели, что уже много было попыток все это поменять. Ничего не получилось. Не сильно они доверяли и тому, что мы говорили. Но к концу года мы сформировали конструкцию реформы. Начали объезжать округа и объяснять, что будет. Нельзя было просто подписать приказ и дать директиву: начинайте! Понимали, что это не будет понято и воспринято. Поэтому мы поясняли, что хотим сделать, сколько времени на это потребуется. Расписали шаг за шагом. И указали, какие для этого необходимы средства. Это первый этап. А последний этап — программа перевооружения до 2020 года.

— «Мы» — это ваша команда. А кто ее составил? Новые люди?

— Если человек был командующим космическими войсками, а я его пригласил к себе заместителем, он новый? Или командующий округом, которого я тоже сделал своим заместителем? А заместитель начальника Генерального штаба генерал армии Николай Егорович Макаров стал его начальником... Со стороны я мог пригласить юристов, финансистов, медиков, менеджеров в каких-то узких направлениях. А остальные — это все внутренние кадры.

— Как вы себе подбирали единомышленников?

— Весь 2007 год я ездил и выслушивал доклады, выступления. Присматривался к офицерам. Если офицер понимает, почему возникла проблема, и сознает, что нужно сделать, в какие сроки и какими средствами... Если офицер живет службой, если болеет за дело, если ему небезразлично происходящее в армии, то милости просим в команду!

— С генералом Макаровым вы точно угадали.

— Я взял его личное дело, посмотрел, как он служил, где служил. Он прошел путь от ротного до командующего округом и заместителя командующего сухопутными войсками. То есть знает всю службу. И служил не в Арбатском военном округе, а в Сибири. На Балтике командовал береговыми войсками. Иными словами, у него есть опыт службы и в сухопутной составляющей, и в морской составляющей. И все учебные заведения окончил с золотыми медалями, так что и неплохая теоретическая подготовка. А главное — Макаров желал изменить армию в лучшую сторону, чтобы она соответствовала тем требованиям, тем задачам, тем угрозам, которые сейчас есть.

— Какой вы хотели видеть армию?

— Я ведь сам был солдатом и считал, что прежде всего нужно офицеру создать комфортные условия для службы. А потом уже предъявлять какие-то требования. Надо обо всем подумать: где будут учиться его дети, чем будет заниматься жена.
Дети офицера должны получать полноценное образование. А если он служит в маленьком городке, где практически ничего нет? Приходит офицер домой, ему жена говорит: «Зачем я вышла за тебя замуж? Посмотри, какие у нас дети талантливые, а тут даже преподавателя нет ни музыки, ни рисования». Это важно для службы — какая аура в семье.

Мы понимали, как устроены вооруженные силы и вот эта социальная часть в Соединенных Штатах, в Германии. Присматривались к опыту стран, где служат в не очень комфортных условиях, в Швеции, допустим, или Финляндии, где есть очень холодные регионы. Но надо было уложиться в бюджет, который нам выделен. Конечно, хорошо бы повсюду иметь новенькие военные городки с супермаркетами, универмагами, современными кинотеатрами... А как это сделать реальностью? Например, создавать большие военные базы поближе к крупным городам, чтобы использовать уже существующую инфраструктуру. Когда военнослужащим начали платить приличное денежное довольствие, то они стали интересны и местным властям: люди с деньгами дают толчок развитию города.

Зарплаты и квартиры

— Вы чувствовали поддержку верховного главнокомандующего?

— Ни я, ни центральный аппарат Министерства обороны не делали ничего, что не было утверждено верховным. Да мы и не имели права это делать. План реформирования вооруженных сил несколько раз обсуждался на Совете безопасности. Президент провел несколько совещаний. И председатель правительства. Я уж не говорю, сколько было межведомственных совещаний.

Мы методично объясняли, что нужно и почему. Все соглашались: «Понимаем, но сейчас не время. Давайте через год, через два». Когда шла речь о денежном довольствии, мой заместитель, Любовь Куделина, говорит: «Ну, если выбьем повышение на 10–15 процентов, это будет победа». Я ответил: «Да у нас инфляция в этих параметрах. Мы должны поднять хотя бы в три раза». Она: «Это нереально». Но в среднем мы зарплату офицерам подняли больше, чем в три с половиной раза.

У нас на момент начала реформы не было единой системы учета нуждающихся в жилье. В каждой дивизии свои списки. Офицер меняет место службы и на новом месте вновь становится на учет. Естественно, тебя ставят в конец очереди, если ты, конечно, не командир дивизии. Через три года опять переезжаешь. И опять последний в очереди. Мы сделали единый электронный реестр нуждающихся в жилье. Можешь посмотреть в компьютере, как твоя очередь движется и где какие квартиры есть. Можешь в любой момент выбрать место, где получишь свое жилье. Это, естественно, усложняло для нас работу, но все стало абсолютно прозрачно.

А ведь натолкнулись на сопротивление! Повсюду были комиссии, и председатели этих комиссий, секретари, которые там рулили, манипулировали очередью, категорически возражали против электронной очереди... Вот по таким причинам реформу не принимала определенная часть управленческого корпуса.

Одна из первых поездок была на Северный флот. Там тяжелые условия службы. Первый разговор — трудный. Люди считали, что им в очередной раз рассказывают какие-то басни. Не верили: о чем вы нам тут рассказываете? Это же просто нереально! Но мы в первый год построили 20 тысяч квартир и раздали. На следующий год 50 тысяч квартир. Очередь на треть сократилась за один год. А копилась она много десятилетий. Понятно, что люди уже начинают по-другому относиться...

Здесь уместно одно существенное уточнение: министр Сердюков не просто расшивал узкие места, он вознамерился изменить само содержание военной службы. Служить неподалеку от дома. В выходные видеть семью. Получать отпуск. Не дежурить на кухне, не тратить время на хозяйственные работы. Чтобы армия сосредоточилась на боевой и физической подготовке. Решал при этом и почти что философский вопрос: военный человек в боевой ситуации обязан сражаться, если надо — отдать жизнь, но почему его надо содержать в жалких условиях?

— У нас в вооруженных силах было 22 800 военных городков. Если вы миллион военнослужащих разделите на 23 тысячи, то увидите, что на один военный городок приходится чуть более 40 человек. А там как минимум два КПП, на которых должны одномоментно находиться два солдата. Солдат не хватало даже для того, чтобы ходить в караул. Есть большая армия, но чем она занята? Офицер либо дежурный по парку, либо дежурный по части. Либо готовится к дежурству, либо отдыхает после него. За исключением, конечно, космических войск, которые постоянно несут боевое дежурство. Но большая часть армии жила именно так. А когда же заниматься боевой подготовкой, осваивать новую технику? Я уж не говорю о том, чего стоит такое огромное хозяйство. Мы самолетами возили трубы для починки котельных. А на содержании Минобороны — 25 тысяч старых котельных! Ремонтировать их и содержать — разорительно для страны.

— Удалось сократить число военных городков или не успели?

— Когда я уходил, оставалось 700. А исходили из того, что должно остаться 120. Крупные военные базы. В мирное время воинские части находятся на базах. А если ситуация усложняется, войска рассредоточиваются. Это понятно…


Офицеры и генералы

Еще одна важная вводная: при Сердюкове ликвидировали существовавшие только на бумаге кадрированные части, в которых практически не было личного состава. Цель — добиться, чтобы все соединения и части находились в постоянной боевой готовности.

— Почему ваши идеи вызывали такое сопротивление?

— Причин много. Прежде всего консерватизм, нежелание что-либо менять. Идешь себе по ступенькам... И находясь на самой низкой ступени, понимаешь, что будет на верхней. И вдруг выясняется, что ротация должна происходить минимум раз в три года. Что это означает? Я служу в Москве, а мне предлагают ехать на Дальний Восток. Не хочу! Тем более что предлагается заняться подготовкой личного состава. Командир взвода должен принять взвод, ротный — роту. А он никогда солдат не видел! В воинской части 100–150 солдат. И в десять раз больше офицеров. Офицер числится командиром роты, через два года — заместителем командира батальона. А у него нет ни роты, ни батальона. Он так дорастает до командующего армией. А командовать никем не умеет.

Ну вот, скажем, такой пример. Освободилась должность командира бригады в одном из округов. Я говорю: «Давайте проведем там выездную коллегию и пригласим нескольких выпускников из Академии Генерального штаба». Троих с золотой медалью, двоих с красным дипломом. Заходит первый — с золотой медалью. Ему задают вопросы, ни на один ответить не может. Пропустили через коллегию всех пятерых. Так и не подобрали командира бригады.

Я интересовался, как готовили офицеров в царской армии, в Николаевской академии Генерального штаба. Выпускников было немного. Но эти офицеры могли планировать любого уровня операции. С расчетом пропускных способностей железных дорог, речного транспорта, гужевого...

С 2010 года, когда мы уже перешли на новую структуру, пошли первые учения. На уровне батальона, бригады, армейского корпуса… Командующему округом подчинили не только сухопутные части, но и флот, и авиацию, и разведку. Потому что управлять войсками из Москвы невозможно. События будут так быстро меняться, что пока информация дойдет до командующего сухопутными войсками или начальника Генерального штаба, пока от них поступят указания в войска, уже ситуация поменялась.

Командующие у меня ездили в Америку. В Индианаполис поехали, в Военно-морскую академию. Она выпускает ежегодно 1200 молодых офицеров. Из них 300 — иностранцы, то есть 900 — это для своего флота. У нас на начало реформ выпускали 16 тысяч морских офицеров ежегодно. А у нас флот меньше американского! Зачем так много? Потому что у нас в первые три года половина увольняется. Выучить морского офицера стоит больших денег. И это называется традицией? Мы не можем иметь 65 высших военно-учебных заведений, если американской армии достаточно трех...

Добавим красок до полноты картины. Преподаватели далеки от современной науки. Новой техники, на которой могли бы учиться курсанты, нет. Компьютерные классы безнадежно устарели. Как и тренажеры, на которых будущие летчики отрабатывали тактику скоротечного огневого контакта. Выпускник летного училища летать — и воевать! — не способен, его приходится доучивать уже в воинской части. Но когда Сердюков поставил вопрос о том, что вместо десятка безнадежно устаревших учебных заведений нужно одно современное, располагающее всем необходимым, натолкнулся на ожесточенное сопротивление.

— Решили, что Военно-воздушная академия из Москвы поедет в Воронеж. Многие возмутились: она должна быть здесь! Но у нас и так все сконцентрировано в столице. Я имею в виду даже не в рамках Министерства обороны, а в рамках всего государства. Если создали хорошую современную базу в Воронеже, ее надо загрузить. Там все есть и для того, чтобы служить, и для того, чтобы учиться.

После войны с Грузией в 2008 году начальник Генштаба генерал Николай Макаров жаловался, как трудно было найти офицера, способного командовать войсками в боевой обстановке: «Командиры, которые, командуя полками и дивизиями, существовавшими только на бумаге, просто были не в состоянии решать вопросы, возникшие в ходе реальной войны. Когда им дали людей и технику, они растерялись, а некоторые даже отказались выполнять задачи. Спрашивается, нужны ли нам такие офицеры?»

— На вас сильно подействовала грузинская война?

— Война показала, почему нужна реформа. Все всё увидели. Сама эта война не была, конечно, неожиданной. Понимали, что рано или поздно конфликт возникнет. Постоянные провокации против наших военнослужащих в миротворческих силах. На них нападали, их избивали, разоружали... Естественно, все подразделения Северо-Кавказского военного округа готовились. И ведь этот округ — один из самых обеспеченных боевой техникой. Пусть не самой современной, но новой. Но во время боевых действий нам пришлось каждые 20–30 километров располагать ремонтные подразделения — чинить технику, чтобы она могла двигаться дальше. Мы понимали, то вооружение, которое у нас есть, прослужит максимум еще 10 лет. Через 10 лет останется только металлолом. Вот почему появилась программа вооружений до 2020 года.

— Когда мой сын принимал воинскую присягу, я с изумлением увидел на плацу молодых офицеров с животами, которые уже не влезали в мундир, сшитый по случаю окончания училища. Подумал: как они воевать будут?

— Молодой офицер — это либо ротный, либо взводный командир. А если в подчинении нет личного состава, ты не бегаешь. Сам, что ли, будешь бегать? Не будешь. Мы нашли выход. Если ты мастер спорта, получаешь дополнительный оклад. Если в двух видах мастер спорта, два оклада. Если кандидат в мастера спорта, получаешь половину оклада. Если перворазрядник — треть или четверть оклада. Вперед! Вы себе не представляете, что началось. Люди реально стали заниматься спортом. Это же военный городок. Сосед получил дополнительный оклад. Жена что мужу говорит? Иди, занимайся!

Начали сдавать нормативы офицеры всех уровней, включая центральный аппарат. В бюджете была отдельная статья — 40 млн на то, чтобы шить форму для офицеров с нестандартной фигурой. Если ты в нормальную форму влезть не можешь, то выделялись деньги и ты себе перешивал кители, рубашки. Мы эту норму убрали.

Добавим: а кое-что еще и ввели. Сердюков распорядился, чтобы Главное управление боевой подготовки и службы войск (начальник генерал Владимир Шаманов) проверило физическую подготовку генералов и офицеров центрального аппарата министерства. Нормативы — подтянуться на перекладине определенное число раз, пробежать 100 метров и километр, проплыть 100 метров. Многие вовсе не сдали, половина — на тройку.

— Если не сдал норматив, тебе дается время. А если ты второй раз не сдаешь, то до свидания. Не соответствуешь занимаемой должности. Уже с 2010 года офицеры стали выглядеть лучше, постройнели.

Техника новая и старая

Сердюков отказывался закупать устаревшие образцы вооружений, требовал разрабатывать новые виды боевой техники. Объявил, что броню для автомобилей, боевых машин пехоты, бронетранспортеров, машин разведки придется закупать в Германии. Услышал в ответ возмущенное: это не патриотично! А отправлять солдата в бой под броней, которую пробивает стрелковое орудие, патриотично?

— Есть оружие новое, а есть современное. Можно выпускать старую модель, и она вроде как новая. А современное — это то оружие, которое сейчас нужно и которое будет служить десятилетия. Производить оружие тридцатилетней давности и рассчитывать, что оно еще полвека останется на вооружении, нереально… Министерство обороны долгое время не заказывало вооружений, новых проектов, конструкторских решений. Поэтому сама наука подсела. И самое главное — промышленность частично скукожилась, частично устарела плюс изношенность большая. Нет возможности делать оружие с той точностью, которая необходима.

Конечно, у нас как у заказчика было желание побыстрее получить современное оружие. А промышленность физически не может. Конфликт интересов. Они пытались как можно дольше продавать то, что давно производят. А мы стремились как можно быстрей закупить современное оружие. И мы сделали несколько серьезных шагов в сторону производителя. Мы ввели стопроцентное авансирование. То есть заводам не надо брать кредиты. Деньги предприятия получают в начале года. Могут положить на депозит и еще заработать. Но при этом мы ввели жесткий контроль за качеством. И за сроками. Когда подходит время исполнения контракта, говорим: тут у вас брак и от срока отстаете. И начинается: «У нас объективные причины…» Не принимается! Вы вовремя получили все нужные вам средства. Делайте!

— Закупки за рубежом должны были взбодрить отечественного производителя?

— Тема закупки импортного оружия несколько преувеличена. Даже Советская армия закупала некоторые вооружения за рубежом. Покупать надо хотя бы для того, чтобы понимать, что в мире производят. Скажем, мы создали снайперскую школу, начали обучение. И для нее мы купили абсолютно все винтовки мира.

Стоит дополнить: еще в Израиле купили 15 беспилотных летательных аппаратов. И было недовольство: почему обижают своих производителей? Между тем главнокомандующий Военно-воздушными силами, заслуженный летчик России, генерал-полковник Александр Зелин сказал в ту пору о российских моделях: «Принимать их на вооружение — просто преступление».

— В мире не так много стран, которые считаются лидерами в производстве беспилотников. Одна из них Израиль. У нас неплохие отношения складываются. И вот мы закупили партию. Знаю, что и другие ведомства их там же покупают. Мы приобрели беспилотники, по большому счету, как учебное пособие. Поставили на учебно-боевое дежурство. Главное — научить офицеров ими управлять, освоить современное оружие. Как без этого техническое задание составить собственному конструкторскому бюро?

Или вертолетоносцы «Мистраль»... Таких кораблей у нас нет. И разработок никогда не было. Там очень много таких элементов, которые интересны нашим судостроителям. Заказав эти два корабля во Франции, мы одновременно приобретали технологии корпусной сборки, управления и связи. И экипажи там наши обучались, осваивали современное оборудование.

Заниматься новым оружием, когда неизвестно, получится ли, рискованно. Но все, что было наработано за последние десятилетия, мы реализовали. Надо создавать новое. А без международной кооперации в сфере проектирования — это очень сложно.

Кто был недоволен?

Радикальная военная реформа отправила в отставку лишних генералов и сократила штабы, требовала принципиально иного подхода к военной службе. Поэтому начинаниям министра противостояла часть офицерского корпуса, не желавшая перемен. Отставники не скрывали своих обид, высказывались откровенно и публично. Действующие роптали.

— Мы посмотрели, сколько же генералов в запасе, в отставке. По всей стране — 10 тысяч. Из них 7 тысяч — в Москве. И они другой армии, кроме той, в которой когда-то служили, не знают и знать не хотят.

— Продолжавшие службу офицеры были довольны, а вот те, кто ушел?

— А те, кто ушел,— да. Вот они, собственно…

— ...превратились в ваших личных врагов?

Вопрос, впрочем, риторический. Генералы делали вид, что их возмущает биография Сердюкова, который начинал трудовую деятельность в мебельном магазине и до Министерства обороны руководил Федеральной налоговой службой. В реальности генералы, преуспевшие в основном по хозяйственной части, не приняли штатского министра, потому что им стало ясно — придется уступать место молодым профессионалам. Недовольных министром накопилось очень много. Особенно в оборонном комплексе. Вместе с семьями — это миллионы избирателей.

— Вы чувствовали, что утратили поддержку наверху?

— Такое ощущение было. И я пытался уточнить у руководства. Ответ: работай, все нормально. Но чувствовалось, что пора... Наверняка и мы наделали ошибок. Невозможно осуществить такого масштаба реформу и ни в чем не ошибиться.

— Что вы тогда ощущали? Обиду?

— Я и сам очень устал. Тяжелая работа. Не только физически. Психологически. Мало времени можешь уделить семье, родным, близким. И я прекрасно понимал, что невозможно все время этим заниматься. Всегда будут возникать новые угрозы. Армия — живой организм. Он должен постоянно перестраиваться. Причем достаточно быстро.

— Вы предполагали, что ваш уход с должности будет сопровождаться таким шумом, обысками, возбуждением уголовных дел?

— Нет. Не предполагал.

6 ноября 2012 года ровно в 11 утра Анатолий Сердюков вошел в кабинет президента. Через 15 минут он вышел уже бывшим министром.

Что он успел сделать на этом посту, стало понятно очень скоро, спустя неполных два года — после драматических событий вокруг Крыма и на Украине. Тогда экспертное сообщество и мировая военная печать удивленно отметили, что облик Российских вооруженных сил радикально переменился: у страны оказалась хорошо подготовленная современная армия.


З.Ы. Вот оно как оказывается, а мы то и не знали. И ни слова про коррупцию, Васильеву и прочую шелупонь.
Умом Россию не понять,понять нас ж*пой тоже сложно,нас можно только нае*ать,но победить нас невозможно(с)

Ответить

Вернуться в «Политика»